Личный опыт

Фруштюк ахт ур, или как учить язык, который не любишь

Как всю жизнь ненавидеть немецкий язык, а потом начать его учить, переехать в Берлин, завести канал в Telegram и рассказывать о путешествиях и жизни в столице ФРГ? Подписчица моего Telegram-канала, журналист Анастасия, ещё в прошлом году рассказала мне свою историю изучения немецкого и любезно разрешила опубликовать её здесь.

Выкладываю рассказ Насти от первого лица. Где-то есть повторы и разговорные выражения, но статья вышла очень искренняя и местами смешная.

«Сначала про языки, которые я знаю. Это английский, французский, чешский. Где-то в пассиве болтается испанский, так как я два года жила в Ла-Линеа-де-ла-Консепсьон (это городок на границе с Гибралтаром), но так и не удосужилась дотащить его до нормального уровня. Не было необходимости, так как работала в Гибралтаре, а в Ла-Линеа только снимала дом (на работу через границу ездили на великах), ну и основным был английский, а испанский так – в кафе, ресторанах, магазинах, на бытовом уровне. Так что до немецкого было три языка. Английский учила с детства, ездила учиться на несколько месяцев в Великобританию и Ирландию, потом снова учила, учила, учила. Уже так долго и так давно, что подробных процессов не помню. Сама работаю много с английскими текстами, зарабатываю (среди прочего) переводами. В общем, один из моих рабочих языков.

Вторым языком был французский. Это по любви. Не к человеку, а к языку и к культуре. Взбрело в голову его выучить, потому что слушала французскую музыку, мюзиклы, смотрела кино, очень хотелось понять, что к чему, да еще и читать литературу в оригинале. С дикой страстью взялась за освоение языка, два года ходила на курсы МИД, потом поехала во Францию и училась там на курсах. Курсы были не абы как, а 40 часов в неделю. То есть, буквально по 8 часов в день только учеба и только язык. Через три месяца французский лез из ушей уже. Потом вернулась в Москву, снова училась, через год опять поехала в школу. Дальше много занималась языком сама, сдавала экзамены, поступила во французский колледж при МГУ на французское отделение. Сейчас тоже работаю с языком, перевожу, даю частные уроки (давала до переезда в Германию).

Третий – чешский. Просто в какой-то момент решили с семьей переехать в Чехию, а с чего же начать процесс переезда, как не с языка?:) Пошли с сестрой на двухгодичные курсы при Чешском центре в Москве. Через год сдавали экзамен на наш уровень, а победителя отправляли на учебу в Чехию на месяц. Я написала лучше всех (а сестра отстала всего на балл) среди студентов первого года, так что выиграла поездку и уехала в Подебрады на месяц на курсы чешского при Карловом университете. Попала там каким-то образом в группу продвинутого уровня, было адски тяжело, все, как в тумане. Но поднатаскали меня там хорошо. Потом вернулась, отучилась с сентября по май на курсах, получила предложение о работе в Гибралтаре и уехала. После двух лет в Гибралтаре ускакала в Прагу, прожила там еще год, а потом вернулась в Москву на долгие шесть лет.

Про поддерживание языков даже и не знаю. Я реально как-то не забываю ничего, даже если долго не практикую. Тяжело было, когда начала учить французский – настолько активно, что английский вытеснялся. Реальная история. Когда была в Париже во время своего марш-броска с 40 часами в неделю, стояла на набережной и слушала музыку. Подошла к человеку в толпе и хотела спросить, кто это поет. И такая: «C’est qui chante?» Он мне говорит: «Извините, я не говорю по-французски». И тут мой мозг стал скрипеть, скрипеть и я просто не могла сформулировать простейший вопрос по-английски. И в итоге такая: «Who…. is… CHANTING?» Это было очень смешно. Но потом, конечно, все устаканилось, языки встали на место. С чешским было легче, так как он совсем другой, ничего ни с чем не смешивалось.

На самом деле, конечно, я в равной степени пользуюсь всеми языками. На английском ежедневно смотрю кино и читаю огромное количество книг, текстов и т. д., плюс работаю с ним. На французском читаю, фильмы смотрю меньше, но тоже достаточно. Плюс у меня мультиязыковой Фейсбук, так что общение с друзьями идет по всем языковым фронтам. В Чехию часть моей семьи все же переехала, так что я туда езжу регулярно. Чешский сейчас не на таком уровне, как раньше, но все равно достаточно. Спасаюсь музыкой и чтением статей.

знание иностранных языков

Знаете, как говорят, что есть люди, которые любят немецкий, а есть те, которые любят французский. Вот это прямо про меня. Я немецкий не-на-ви-де-ла. Смеялась над ним всю жизнь (ну все эти «17 признаков того, что немецкий для сильных духом» и т.д.), говорила, что вот язык, который я никогда не буду учить. И реально не знала ни словечка до тех пор, пока ни приперло. То есть, я честно свое обещание не знать ничего про немецкий выполняла.

Германии я тоже не фанат как-то особый, хотя было однажды велопутешествие из Праги до Торгау вдоль Эльбы, но там обходилась до границы чешским, а после границы – английским. Два года назад решили с мужем прокатиться по Бранденбургу – от Берлина до Берлина 800 км. Тогда столкнулась с тем, что никто чуть дальше Берлина по-английски не говорит. Бронировать жилье помогала моя немецкоговорящая подруга, потому что все эти мини-домики не представлены ни на каких букингах, а понимать мой гугл транслейт никто не мог.

Я тогда очень впечатлилась, впервые было такое, что вообще не могла найти общий язык с людьми. Во время поездки с трудом могли договориться о времени завтрака. Я твердила как зомби: «Фруштюк ахт ур,» – и больше ничего:)

Многие были оооочень недружелюбны. Эх, восточная Германия! А вот в городе Любенау все были милы, но совершенно не понимали наших попыток узнать, во сколько уходит лодка по каналам. Помогла немка из западной Германии, она, конечно, прекрасно говорила по-английски и объяснилась за нас.

Это было в мае 2015 года. Где-то в январе 2016 мы с мужем решили, что можно попробовать куда-нибудь уехать снова (точнее, это я снова, а он еще за границей не жил), но как-то все это было вялотекуще, он обновил свой профиль на LinkedIn, потом пара каких-то собеседований в разных странах любопытства и опыта ради и вдруг – накануне нашего очередного путешествия – говорит мне: «Мне сделали оффер в Берлин». Решили, что в поездке и подумаем, что нам делать.

Это было в апреле прошлого года (то есть, через год после большого велопутешествия по Германии). Решили, что надо попробовать (о немецком я не думала особо). Дальше были переговоры, документы, визы. В итоге муж должен был уехать в июне, а я в июле. И я подумала – там же надо как-то общаться с людьми. Ну что же, пойду учить немецкий. Конечно, эта мысль не доставляла мне особой радости, но сама по себе я довольно оптимистична, поэтому тут же решила, что это прекрасная возможность. Одно дело – учить языки, которые ты любишь заранее, а другое дело –  преодолеть себя и попробовать разобраться в немецком. К тому же, что может быть лучшей профилактикой Альцгеймера, чем образование новых нейронных связей?  Дело было перед майскими праздниками уже, так что я буквально за пару дней поискала школы в Москве, где еще были места, выбрала первую попавшуюся (понравилось, как со мной там общались, как на вопросы отвечали и т.д.) и записалась.

учиться в языковой школе

Считаю, что мне очень повезло с первой учительницей. Как репетитор, я осознаю полностью наиважнейшую роль педагога в обучении языку, и дико благодарна судьбе, что мне сразу попался прекрасный педагог.

Но по порядку. Дело было так. Три раза в неделю занятия по три часа. За 5 недель мы должны были закончить А1.1, за 10 – А1.2. Я по времени не успевала завершить всю ступень, решила, что ладно, хоть что-то, хоть А1.1 закончу. Напоминаю, что я не знала ни одного слова!

Прихожу на первый урок, в холле сталкиваюсь с, видимо, еще одной учительницей и она мне что-то щебечет на немецком. Я такая: «Huh?» Она опять по-немецки. Я говорю, извините, я ничего не понимаю. Быстро юркаю в класс, думаю, что это трэш, тут входит наша учительница и начинает говорить по-немецки.

При этом все в группе такие: «Ой, я вообще никогда не учила». В итоге выясняется, что кто-то где-то занимался месяц, кто-то когда-то учил в институте, кто-то слушал песни –  ну то есть, хоть какая-то идея есть. Я же –  вот реально –  белый лист.

В голове моей паника. Начали учить ich heiße и прочее. Я, причем, скептик тот еще. Уже запомнила четыреста раз это ich heiße, и думаю, ну ладно, сколько можно, я не тупая, давайте дальше. При этом я не понимаю вообще, что от нас хотят. Загадочное «нохаляль» (noch einmal потом оказалось) или «эншульдигун». Я еще думала: «Не может быть, чтоб вот это вот дикое слово было простым sorry!»

В конце урока я втянулась, и мне даже начало нравиться. Особенно то, что я уже гордо заявляла, как меня зовут и откуда я. Вот это total immersion на самом деле работает. Задавать вопросы по-русски можно было только в перерыве. Группа у нас подобралась дружная, так что через пару недель мы решили заниматься 4 раза в неделю, начался прям интенсив-интенсив. Мне нравилось именно открывать новые штуки, которых нет в тех языках, которые я знаю, но в то же время дико нравилось отыскивать похожие вещи. В тетрадке я могла записать, например: «как во французском» или «как в чешском». Одногруппники мои безбожно тупили – винительный падеж не давался, предлог seit – это вообще нечто космическое. Я им потом на переменке разъясняла по-русски.

Мы занимались по учебникам Schritte, я их люблю до сих пор нежной любовью. Дополнительных заданий было мало: например, когда проходили погоду, надо было выбрать страну и рассказать о погоде там во все времена года и на юге, севере и т.д. Маленькие рассказики писать о свободном времени. У меня был дикий стресс после трех недель, когда я на неделю уехала в Париж, а за это время группа прошла время и глаголы с отделяемыми приставками. Я приезжаю и сразу окунаюсь в это с ходу… Ну ничего, на перемене опять же разобралась. В общем, было очень интересно.

Как я занималась дома: НИКАК. Точнее, я делала всю домашку очень прилежно, смотрела то, что мы записывали на уроке, но никогда не делала ничего дополнительно сама. Моя позиция была такой, что на начальном уровне нам все, что надо, дают на уроке. Мои одногруппники слушали какие-то дополнительные штуки, смотрели мультики, учили отдельно слова, но мне надо было понять просто, как вообще это все работает. Поэтому я честно выполняла все, что нам задавали, и все. У меня еще и времени не было – 4 раза в неделю немецкий, плюс домашка, плюс параллельно надо было собирать вещи, раздавать вещи, искать перевозчика в Берлин, работать, ходить в музыкалку (я занимаюсь гитарой и барабанами), короче, успеть все и не успеть ничего.

В общем, из-за того, что мы занимались в итоге по 4 раза в неделю, я успела не только закончить А1.1, но и А1.2. В конце уровня мы сдавали тестовый экзамен, я его сдала, а остальные нет (притом, что мне как раз не надо было его для визы сдавать – а многим в группе надо). Потом у меня было два урока еще, когда начали А2.1, и с этим я уехала в Берлин.

Важно то, что А1 я проходила весь с абсолютнейшего нуля без единого русского слова в процессе учебы. Сама я никаким словарем не пользовалась дома, из контекста в учебнике всегда все было понятно, а что не было – то и не надо. И вот с этим А1 (идеальным, как я считаю:) я приехала в Германию.

приехать на новое место

Когда я приехала, то не хотела делать перерыв, поэтому с августа записалась в школу (через две недели после приезда). Школу я искала очень долго, тут, конечно, их огромное количество. Честно говоря, у меня большие вопросы к этим европейским уровням (не самим уровням, а именно к обучению только по этой системе). Я быстро подсчитала, что если один модуль длится месяц, то весь уровень проходится за два. То есть А1 – два месяца (ну это еще ладно), а дальше А2 – два месяца, В1 – два месяца (в некоторых школах три), В2 – два месяца (иногда три), С1– 2, С2 – 2. И ты как бы такой через год уже готов к свершениям и практически в совершенстве владеешь языком! Это, конечно, булшит. Даже если номинально ты выучил грамматику, тебе просто банально не будет хватать опыта, уверенности, чувства языка для того, чтобы говорить на хорошем уровне. Вся эта легкость, когда ты, не задумываясь, переходишь с языка на язык, думаешь на языке и воспринимаешь информацию, обсуждаешь спокойно любые темы, – она нарабатывается годами. И меня дико бесило (и бесит), что как будто я одна этим озабочена. Мои попытки найти школу, которая не заморачивается только лишь буковками А, В и С, к сожалению, не увенчались успехом. Все школы преподают по этой системе. Я не знаю, только ли в Германии это, когда я училась в Чехии – этого не было, во Франции тоже, но это было давно (хотя общая система была введена, но только для экзаменов), поэтому, возможно, сейчас везде так.

Школу выбирала я очень нудно, читала всякие форумы, смотрела сайты. Гете отмела сразу – 1000 евро за месяц я могу потратить, если это разовая штука, а я понимала, что учеба мне предстоит долгая. На сайте школы моей надо было сначала пройти тест. Я честно прошла без всяких подсказок, заполнила все, что знала (как мы помним, это весь А1 и два урока А2), меня пригласили на устное собеседование для определения уровня. Собеседование это длилось минут 30 – 40, я несколько утомилась даже. Особенно с учетом того, что особо много сказать-то на тот момент не могла. Моей целью было попасть на А2.1, но этот тестирующий говорит: «Ну нет, Анастасия, я думаю, вам надо на А2.2». Я такая: «Но я же не знаю А2.1». Он: «Все вы знаете, попробуйте. Не сможете – переведетесь». Моей проблемой было не то, что я говорить не смогу, а то, что я тупо не успела пройти материал, который надо пройти к тому моменту. Ну ладно, думаю, что с тобой делать, запишусь на А2.2.

Занятия в моей школе длятся три астрономических часа в день 4 раза в неделю. Можно взять дополнительный пятый день, и, конечно, если ты на каникулах и приезжаешь просто учить язык, – я бы так и сделала. Когда помимо учебы у тебя еще и жизнь здесь, и работа, и семья, то это сделать тяжелее, так что я остановилась на стандартном курсе: 12 часов в неделю.

Вот, значит, пришла я на А2.2. Моей фишкой всегда было (и до сих пор остается): «Я учу язык всего месяц/два/три». Чтоб они сразу понимали, что имеют дело с недооцененным гением, который такой умный, что попал в сильную группу, хотя еще только начал заниматься, ха-ха!

Учебник у нас был ненавидимый мной Menschen. Учительница была очень молодая девочка, но очень хорошая, такой энтузиаст, кипящий энергией. Это был хороший месяц, мы много говорили, много занимались грамматикой, как-то раскрывались, играли в игры. В конце первой недели она раздала нам листочки, где мы должны были анонимно написать, что нам нравится, что не нравится, чего бы мы хотели больше, а чем меньше. Я написала, что нужно больше домашки, и что проверять ее нужно каждый урок! Я ботан! И со следующего дня мы реально начали постоянно делать и проверять домашку.

Потом одну неделю у нас заменяла другая девушка, и это был кошмар. Мы все чуть с тоски не умерли. Скучнейшие какие-то однообразные упражнения, абсолютное отсутствие чувства юмора. Чувствовалось, что ей самой это не в радость, ну и нам, конечно, тоже было не до того.

Первая девушка еще всегда что-то выясняла для себя и для нас. То есть, если она не знала ответ или не могла четко объяснить какой-нибудь лексический нюанс, то она всегда говорила: «Я это выясню», – а на следующий день подробнейше объясняла нам. Мне это очень нравилось, особенно с учетом того, что уровень-то еще был А2.2, а при этом такой ответственный подход.

Кстати, где-то в середине этого А2.2 мы наконец-то нашли квартиру (тоже та еще эпопея в Берлине), и вот в агентстве недвижимости со мной никто не говорил по-английски, так что пришлось скрипеть и выяснять все детали самой. Огромный стресс был для меня, но справилась. Только когда про электричество что-то объясняли, а я слова не знала, говорю что такое штром? Наш консультант не может объяснить, и тут муж такой: «Электричество!» Откуда он это знал – ума не приложу, он тогда еще не пошел на немецкий. В его компании рабочий язык английский.

В общем, закончила я в августе свой А2.2. Сентябрь пропускала из-за поездок, в октябре пошла на В1.1. И это был ужас!

плохой учитель

Проблемы всех школ таких в Германии – это штат. Тут реально: либо повезло, либо нет. Попал ты на хорошего учителя или на непонятно что. Все эти учителя в школах – внештатники. Школам это очень выгодно, ведь они не платят за свой педсостав ничего. Учителя платят сами налоги (если зарабатывают больше 17 тысяч в год), свою мед. страховку. Не получают деньги за больничный или отпуск. Из-за этого школы не имеют права проводить, например, курсы повышения квалификации или какие-то тренинги для учителей, не имеют права их заставить прийти на этот тренинг. По сути, они могут только либо заключить договор, либо расторгнуть. Поэтому когда ученики жалуются на учителей, то школа может только с этими учителями поговорить, но не более.

Были ситуации, когда школы начинали больше вкладывать в учителей, проводить там с ними конференции или что-то еще, но тут уже тогда налоговая начинала ерзать, так как это уже не фрайберуфлих, а как бы штатная работа, и тогда берите этих учителей в штат. Чего школы делать не хотят. Даже очень-очень хороших учителей они отказываются брать на постоянную основу, поэтому в школах большая текучка, не всегда есть система. Оооочень разная квалификация у учителей. По сути, собеседование при приеме на работу – это единственное, что устраивает школа. Нет открытых уроков, нет оценки того, как учитель ведет урок. Многие учителя – не учителя по профессии. А ведь они должны быть не просто учителями или германистами, но и преподавателями языка, как иностранного. Быть носителем еще не значит уметь преподавать. У меня сестра – учитель русского и литературы, у нее в Праге своя собственная школа. И я, когда слушаю, как она преподает детям, думаю: «О, господи, откуда она все это знает?!»

В общем, это я сейчас все знаю о том, как устроено изнутри с учителями, а в октябре не знала! И на В1.1 попался мне вот такой учитель-не учитель. Раньше он был тренером по теннису. Очень классный парень (лет 30), веселый, хороший, но полный ноль. То есть, мы тупо брали учебник и шпарили по нему. Это такая тоска. По учебнику я как раз прекрасно могу сама дома позаниматься, а от учителя мне нужно то, что я не могу получить самостоятельно. И видно было, что ему тоже скучновато с нами, он там такой: «Почитаем текст». Прошло сорок минут, все уже прочитали, сидят в телефонах. Домашку не задавал вообще, говорил, ну вы сами можете поделать эти упражнения. Ну, конечно, могу и сама поделать, но в чем тогда твоя функция вообще? Короче, это было очень странно. Я тогда своей учительнице в Москву написала: «Маша, мне кажется, на уровне B1 я говорю хуже, чем на А1».

Ну ладно, доходила этот месяц. Потом снова уехала и пропускала (получалось, что месяц учусь, месяц нет). И в декабре пошла на В1.2. У нашей школы три офиса, я попала случайно не в тот, в котором занималась до этого, и это, по-моему, самая счастливая случайность, которая могла произойти, потому что после этого октябрьского уныния я попала к преподавателю от бога. Это было с первого урока понятно. Но дело в том, что у меня был дичайший стресс. Потому что у нее в группе все были просто на сто тысяч голов выше меня (ну это несложно, у меня по сути 4 месяца изучения языка с нуля было только). Но это было настолько интересно! Я прям ожила. Невероятно крутой опыт. Учебник уже был Aspekte, но это вообще дело десятое, потому что он служил только опорой, а она готовила кучу дополнительных материалов, мы обсуждали какие-то интересные темы, каждую неделю писали огромные тексты, я тонула под волной новой лексики… В общем, прям вау!

Тексты, причем, писали совершенно разные. Самый первый текст был очень интересный. Каждый ученик должен был назвать одно слово в определенной категории. Например, кто-то должен был назвать цвет, кто-то – предмет одежды, кто-то город, кто-то хобби, кто-то профессию, кто-то знаменитость и т.д. Всего получалось примерно 10 слов, и вот надо было придумать любой текст с использованием всей этой лексики.

Линн постоянно нас мотивировала, давала какие-то сложные задачи. Я домашку начала делать по два часа (а когда тексты писали, то и дольше, конечно). Тут еще проблема в том, что, естественно, учителям оплачивают только курс занятий, вне зависимости от того, делают они что-то дома для подготовки к урокам или нет. И вот есть те, кто вообще ничего не делает. Просто приходит в школу, открывает учебник и все. А есть те, кто тратят на эти планы и подготовку очень много времени, и это, конечно, чувствуется и видно. А деньги получают одинаково!

Еще у нас в начале каждого урока были какие-то интересные штуки. Например, на B1.2 посвящали одному человеку, какому-нибудь известному писателю немецкому, политику, деятелю искусства и т. д. На B2.1 каждый урок начинали с какого-нибудь интересного немецкого слова и его этимологии. Например, Eigenbrötler, Rampensau, какие-нибудь составные, но именно с происхождением.

Раз в неделю разбирали какие-нибудь песни. Тоже каждый месяц была тема. Например, в декабре – новая немецкая волна, в январе про Берлин. И современные, и не очень. В основном, со сложной необычной лексикой. Стихи читали, рассказы, даже Макс Фриш как-то был. Постоянно креативные задания, то есть, не только грамматика, но и попытки рассказать обо всем на немецком. Обалденный опыт! Три месяца кайфа! То есть, разброс преподов от совсем нулей до вот таких. Правда, мне кажется, Линн там одна такая, потому что все потом после ее уроков, кто приходил новенький, выходили ошарашенные.

Каждый месяц становилось все тяжелее, потому что уже приходили люди, которые язык могли учить по три-четыре года, жили в Германии больше двух лет и т.д. И я всегда со своим: «Учу язык шесть месяцев, привет!»» Это для меня такая защита была, что типа не я дурочка, а вы. Я-то с вами в одной группе, хотя учусь меньше.

Линн меня очень поддерживала, могла давать дополнительные задания. Со всеми подробно разбирала ошибки в текстах. А, еще прикольно было. Когда она раздавала наши тексты (мы писали их со среды на четверг, в понедельник получали обратно), то вместе с ними давала листочки с пятью предложениями с ошибками – это самые интересные ошибки, которые встретились ей из всех текстов, анонимно, конечно. То есть, не просто там глагол не на том месте, а какие-нибудь неправильные лексические употребления. Пока она объясняла другим их тексты, нужно было постараться найти ошибки на этих листочках и составить правильные предложения. Иногда там просто контаминация была, иногда что-то сложнее, иногда вообще всё вместе, когда предложение не имеет смысла, но понятно, что человек хотел сказать.

В начале уровня B2.2 мы посвящали 20-30 минут одному из упражнений TestDaf или Goethe.Я совершенно не считаю, что соответствую уровню В2. Я вполне вероятно не соответствую пока и В1. Но все равно интересно было посмотреть, что там вообще за задания. И Линн сказала, что на последнем уроке у нас будут три части TestDaF – аудирование, чтение, письмо. Аудирование я провалила, зато чтение и письмо сдала на уровне В2.2/С1.1.

успешно выполнить задание

Еще расскажу два смешных момента. Один – про моего унылого учителя в октябре. Каждый месяц нам приходит анкета: как вам нравится в нашей школе, что вы хотите изменить и т.д. Я всегда была уверена, что она анонимная, и поэтому в декабре, когда я была уже у хорошего преподавателя, я всё об этом написала. Прям подробно: что я дико довольна преподавателем сейчас, но что я считаю, что не все должны преподавать, что некоторые из них не учителя и что у них нет квалификации, что уроки были скучными, неинформативными, бесполезными и т.п. И вот мне приходит письмо от руководителя офиса, дескать, Анастасия, ваше мнение очень важно, не могли бы вы зайти и обсудить лично. Не анонимное оказалось!

Ну ладно, что уж, я же не наврала. Пришла, объяснила свое мнение. Проблема в том, что я тогда не знала, что по сути школа просто работает с негативным фидбэком, а по факту они не могут ничего сделать, да и не будут. Все подробности про то, как набирают учителей, я узнала гораздо позже.

Дальше у меня был выбор: идти на С1 (ну это я даже не рассматривала) или на В2.3. В2.3 в моей школе считается добровольным, по нему нет программы и всё зависит от учителя. Кто-то натаскивает к тестам, кто-то повторяет грамматику, кто-то делает конверсейшн-курс. Но я решила теперь заниматься не в школе и договорилась с моей учительницей о частных уроках.

А второй момент, про который хотела рассказать, – это то, что мой муж ходит на занятия в эту школу, но из-за офисной работы только два раза в неделю по вечерам по три часа. Эти курсы очень популярны, на них надо записываться раньше, чем на мои, и мы никак не могли попасть. В итоге в середине октября появилось одно место, но не на уровень А1.1, а на А1.2. Я подумала, что за три недели до начала курса вполне смогу позаниматься с мужем сама для того, чтобы муж смог пойти на А1.2. И тут в офисе говорят, но ему надо пройти собеседование на А1.2 и сдать письменный тест, а это через неделю! И вот представьте, я его записала, а сама думаю: «Что я сделала? Мне же надо будет его подготовить. За неделю!!! С нуля. Мне!» Притом, что мы на той неделе еще уезжали в командировку в Париж на три дня, поэтому по факту получалось вообще дня четыре!

Занимались по пять часов в день. То есть, я сначала отучилась в школе, пришла, позанималась сама, работу забросила вообще. Вечером приходил он, и вот мы в семь садились и до 12 учили немецкий. У меня этот А1 уже лез из ушей. Мне в офисе выдали бумажку, что должен знать тестируемый для того, чтоб попасть на А1.2, и мы гоняли по этим темам. Слушали истории из Schritte, делали упражнения.

И вот через неделю приходит мой муж (письменный тест он сделал дома, я даже не подсказывала) и говорит: «Записали меня на твой А2.1». Я говорю: «Какой ещё А2.1, ты же на А1.2 должен идти! Какой А2.1, если ты три дня учишь язык?!»

Оказалось, что им очень понравился его письменный тест. Устно он более-менее что-то там ответил. Они говорят: «Ну все, берем вас на А1.2». (То, к чему мы стремились и то, что я думала, не получится… Ну как можно за 3-4 дня все это осилить…) Так он перепутал все эти цифры и решил, что не на А1.2 должен идти, а на А2.1, а его не взяли. И как он мне это дома скажет, если мы так готовились!

И он стал их убеждать (уже по-английски), что обязательно должен попасть на А2.1! А они такие: «Но ваш уровень несколько не того…» Знали бы они, насколько он не того. А он : «Я нагоню! Я наверстаю! Я смогу!!!! Еще две недели до начала курсов! Дайте мне шанс!»

И они его записали!!! На А2.1 записали! Через три дня. Я говорю: «Я все же гениальный преподаватель. Кто еще может такие результаты показать?»  Это как эти рекламы: «Немецкий за 7 дней». Там такие же, наверное, специалисты:)

Ну, короче, он позвонил в школу, сказал, что это недоразумение и записался на А1.2, как и планировалось. Но это было смешно, конечно. Смешно даже то, что на А1.2-то попал, это такая авантюра была. Он говорит, потом в группе все такие: «Я учу язык два месяца…»  – «А я полтора». Муж говорит, я уж не стал упоминать, что учил три дня, сказал три недели.

Вот такая вот моя история. Получается, сейчас у меня восьмой месяц идет прогрызания гранита немецкого (статья написана в марте 2017 года – прим.Юлии Решетняк). Надо заметить, что у меня не немецкое окружение, я ни с кем на языке пока не говорю вне школы кроме таких же приятелей-экспатов. Телек не смотрю, передачи не слушаю, тот еще студент».

P.S. Историю Насти (сокращённую и в авторской редакции) вы также можете прочитать здесь и здесь.

Комментарии:

2 комментария

  • Игорь

    Интересно, спасибо! Что важно в этой статье? Для изучения языка, и об этом говорят все практические полиглоты, самое важное это время. Учитель — да важен, методика — да есть более подходящие для вас лично, а есть менее. Но время! Время затраченное на изучение языка напрямую конвертируется в знание языка. Замечательный момент в этой истории как муж прошел целый уровень языка за три дня. Но сколько времени он потратил в эти три дня: «пять часов в день» х 3 дня = 15 часов как минимум. При обычном школьном темпе (3 занятия по часу в неделю) это эквивалентно более, чем месяцу занятий. Неудивительно, что получились такие замечательные результаты.

    • Юлия Решетняк

      Игорь, разочарую вас: в школе за месяц занятий А1 почти недостижим. К сожалению. Тут еще важно упомянуть мотивацию и качество затраченного времени.
      Да, вы правы — время очень важно, как и регулярность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.